Александр Шапиро (burrru) wrote,
Александр Шапиро
burrru

Category:

С чем рифмуется Европа?

Переводчица Нора Галь однажды написала небольшой стишок, в котором привела несколько десятков рифм к слову "Европа". Что, в общем, не так уж сложно. Элегантнее поступил Михаил Константинович Щербаков, одна из песен которого заканчивается словами:

Вот уж где ты горевать перестанешь
И посмеешься над холодной Европой,
И упадешь ты на песок и не встанешь,
И всю жизнь так пролежишь кверху пузом...

Щербакову на одном из концертов прислали записку с вопросом, мол, что же у Вас там за нестыковка с рифмами. Михаил Константинович ответил, что песня была написана в те времена, когда приходилось считаться с цензурой, поэтому рифму нужно было заменить. "Я собирался написать", - сообщил Щербаков затихшему зрительному залу: "И посмеешься над холодным Союзом".

У Бродского тоже есть нечто подобное. Одно из его поздних стихотворений обращено к А. Кушнеру:

Письмо в оазис

Не надо обо мне. Не надо ни о ком.
Заботься о себе, о всаднице матраса.
Я был не лишним ртом, но лишним языком,
подспудным грызуном словарного запаса.

Теперь в твоих глазах амбарного кота,
хранившего зерно от порчи и урона,
читается печаль, дремавшая тогда,
когда за мной гналась секира фараона.

С чего бы это вдруг? Серебряный висок?
Оскомина во рту от сладостей восточных?
Потусторонний звук? Но то шуршит песок,
пустыни талисман, в моих часах песочных.

Помол его жесток, крупицы - тяжелы,
и кости в нем белей, чем просто перемыты.
Но лучше грызть его, чем губы от жары
облизывать в тени осевшей пирамиды.

Стихотворение сильное и довольно жесткое. Хорошо известна обида Кушнера на эти строчки. В разговоре с Бродским Кушнер произнес: "Что за всадница матраса? Как не стыдно?" "Это из Пастернака", – ответил Бродский.

Это, действительно, цитата из черновиков Пастернака. Ее часто приводят в качестве примера эротической поэзии Пастернака

И страсть устала гривою бросаться,
И обожанья бурное русло
Измученную всадницу матраца
Уже по стрежню выпрямив несло...

Но очевидно, что к стихотворению Бродского этот образ не имеет никакого отношения. Скорее всего, Иосиф Александрович использовал слово «всадница» в качестве эвфемизма. Дело в том, что у слова «всадница», в отличие от слова «Европа», в русском языке есть только одна точная рифма...
Tags: известное известно немногим, поэзия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments