Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

me

Барокко

Первым секс-символом Голливуда была актриса Теда Бара. В 1917 году по популярности она уступала только Мэри Пикфорд и Чаплину. Практически все фильмы Бары сгорели в 1937 во время пожара на киностудии. Из фильма "Клеопатра" (он входит в десятку самых разыскиваемых фильмов) сохранилось всего 15 секунд. Вот они:



Выглядит все это пафосно, напыщенно, гротескно. Нет сомнений, что это не искусство, а развлечение созданное на потеху американской публики начала XX века. А теперь послушаем арию Клеопатры композитора Иоганна Маттезона из оперы 1704 года.



Нормальный человек, услышав эту арию, вежливо покивает, мол, трогательная классическая музыка, и постарается никогда этот ужас больше не слушать. И правильно сделает. Потому что это такая же пафосная, напышценная, гротескная фигня, как и актерская игра Теды Бары.

Но под эту арию едва не прирезали Генделя, а это уже любопытно. Итак, 1703 год. 18-летний Георг Гендель приехал в торговый город Гамбург. Там он устроился скрипачом в оркестр и подружился с 22-летним певцом и композитором Иоганном Маттезоном. Во все времена музыканты были небогаты и всегда искали приработок, начало XVIII века - не исключение. К примеру, когда великий любекский органист Дитрих Букстехуде объявил о том, что уходит на покой и передаёт свою должность, Гендель и Маттезон отправились в Любек. Они устроили себе веселую поездку, но на месте узнали, что к должности прилагается рука и сердце дочери Букстехуде. Юноши сбежали на следующий день, к школярской жизни: попойкам, дуэлям и выступлениям. Кстати, молодой Бах не поленился пройти пешком 450 километров по Старому Соляному тракту, чтобы поучиться у Букстехуде фугам. Научился. И тоже отказался стать его зятем.

Но вернемся в Гамбург. Там предприимчивый 28-летний композитор Райнхард Кайзер решил по венецианскому образцу ставить оперы не для аристократии, а для многочисленных успешных купцов - первых буржуа. Были эти оперы для буржуа в точности таким же развлечением, каким станет два века спустя немое кино для мещан. Опер требовалось много, особый спрос был на экзотические сюжеты. На премьере оперы Маттезона "Несчастная Клеопатра" дирижировал Кайзер, партию второй скрипки исполнял Гендель, а сам автор пел партию Марка Антония. И тут вступила молодость.

Ко второму акту Кайзер был уже так пьян, что дирижировать пришлось Генделю. К третьему акту по сюжету убили Марка Антония, и Маттезон захотел дирижировать сам. Но Гендель почему-то не отдал ему палочку. И схлопотал за это подзатыльник. Слово за слово, юноши решили выяснить отношения на улице. А немецкие школяры делали это на сабельных дуэлях. Они вышли из оперы на рыночную площадь (опера же предназначалась для купцов, да), и злой Маттезон так сильно ткнул саблей Генделя, что сабля сломалась о медную пуговицу. Потом они помирились - в эти годы дуэль дружбе не помеха - и через три недели Маттезон уже пел главную партию в новой опере Генделя.

Несколько лет спустя Георг Гендель отправится в Италию и станет именоваться Георгио. Там его будут ждать дуэли, но только уже музыкальные, с Алессандро Скарлатти, который будет бить Георгио в хвост и гриву на клавесине, но неизменно проигрывать на органе. А потом Гендель уедет в Лондон. Там он успеет напроказничать, будет прятаться от английского короля (тоже, кстати немца по рождению), получит прощение за "Фейерверки", и навсегда останется Джорджем Фридрихом Генделем.

Эпилог.

В Гамбурге оперу разгонят, Маттезон устроится кантором, но оглохнет (да, не только Бетховен) и передаст свою должность Кайзеру. Кстати, один из приятелей Кайзера, неплохой но не выдающийся композитор, женится на дочери Букстехуде. Гамбургский горсовет пригласит композитором популярного в те годы Телемана. Что позволит Баху получить должность кантора в церкви святого Фомы в Лейпциге, на которую тоже хотели Телемана, но Гамбург предложил больше. А для Баха должность кантора в церкви придется как нельзя более кстати - она позволит ему дать отличное образование детям. И сын Карл Филипп Эммануил Бах сменит потом в Гамбурге Георга Филиппа Телемана. Обратим внимание, что оба - Филиппы. Это потому, что Телеман был крестным отцом Карла Филиппа Эммануила. А другой сын Баха, Иоганн Кристиан, отправится в Лондон. Он станет там после Генделя придворным композитором. И научит юного Моцарта писать фортепьянные концерты. Между нами - это одна большая тусовка.

И немного настоящей музыки тех времен. Без пафоса. Долго, напрягает и не для всех. Но мало что в искусстве так же сильно, как эти 219 секунд.

me

просто музыка

Гайдн. От него всегда хорошо на сердце.


Перселл. Ария Духа холода, от нее мурашки по коже.


Монтеверди. До латиноамериканской музыки еще лет триста.


Вивальди. Чистый драйв. В наши дни писал бы для Голливуда.


Рахманинов. "Богородице дево" из Всенощного бдения.


Шуберт. Старый волшебник Соколов рассказывает сказку.


Гениальный и неповторимый голос Тито Гобби.


Сальери. Мастер арранжировок. Старинная тема в 26 оркестровых вариантах.


Антуан Боэссе. Придворный композитор Людовика XIII.


Разная попса четырехвековой давности.
me

Радость и удовольствие

Две с половиной тысячи лет назад к великому афинскому правителю Солону пришел племянник и прочитал новую оду Сапфо. Солон попросил прочитать еще раз. А потом еще несколько раз. Когда племянник спросил, зачем повторять, Солон ответил, что не хочет прожить остаток дней, не зная этого стихотворения наизусть.

Будем честны, мы читаем стихи и слушаем песни ради приятных ощущений. Важно понимать, что есть два основных вида таких ощущений: физиологическое удовольствие и интеллектуальная радость.

С физиологическим удовольствием все просто. Человек - существо циклическое. Раз в секунду стучит сердце, раз в несколько секунд моргают глаза, несколько раз в минуту вдыхают воздух лёгкие, четыре-пять раз в день желудок принимает пищу, а раз в сутки всё спит. И поэтому человек отлично резонирует на песенки, скажем, группы АББА или Битлз, где ритмично постукивает бас, в цикле меняются аккорды, рифмуются строчки, повторяется припев. И вслед бодрой мелодии человек начинает покачивать головой, притопывать ногой, а бывает что и подпевать. Действительно, приятно.

Но есть и другая разновидность приятных ощущений. Начинается она с восхищения чем-то исключительно глубоким, нетривиальным и, как правило, сложным для понимания с первого раза. В итоге человек чувствует радость от понимания, от восхищения, от сопричастности к культуре, в которой был создан подобный шедевр, от того, что этот шедевр стал частью самого человека.

Эта интеллектуальная радость встречается нечасто, потому что она требует не только усилий, но готовности и даже желания меняться. Многие люди с возрастом теряют способность к таким чувствам. Плата за это велика - время ускоряется, а праздники тускнеют.

Что делать, чтобы сохранить или вернуть способность к интеллектуальной радости? Слушать Щербакова, читать Бродского. Несколько раз одну и ту же песню, одно и то же стихотворение. Разбираться, привыкать.

Мы не знаем, как полностью звучала ода, которую слушал Солон. Начиналась она так:

Тот, сидящий против тебя так близко,
он, как будто, счастьем подобен богу:
он, наверно, сладкий твой слышит голос,
слышит желанный

смех – но только всё это здесь, напротив,
мне шальное сердце в груди пугает,
ведь, едва взгляну на тебя украдкой,
слова не молвить:

то, застыв, язык цепенеет, тонкий
жар не то внезапно бежит под кожей,
застит веки мои морока, уши
гул наполняет

так, что холод дрожью меня промозглой
всю, всю-всю свивает, былья бледнее
я, и малость лишь отстаю от смерти,
малость... как будто.

Всё, что нужно, стерпишь, а всё, что после...
me

Геррада

Одно из самых удачных школьных изобретений - тетрадь в клетку. Мы не знаем, кто её придумал, но запатентована она была в Англии в конце 18-го века. А как люди учились без тетради в клетку? Что использовали вместо неё? Чтобы ответить на этот вопрос, нам понадобится весьма примечательная книга. Называется она "Сад утех", а написала её великая просветительница (жившая за полтыщи лет до эпохи Просвещения) Геррада Ландсбергская.

Herrad_von_Landsberg

Геррада жила в 12-м веке. Она была аббатисой Гогенбургского монастыря, расположенного в Эльзасе на горе святой Одилии. Там Геррада написала и нарисовала книгу "Сад утех". Фактически это была Википедия того времени. С очаровательными картинками и пояснениями. Вот несколько её иллюстраций.

Моисей выводит евреев из Египта.

Hortus_Deliciarum,_Moses

Иисус Навин побеждает амаликитян.

Joshua_is_at_the_forefront_of_the_left_group,_he_charges_the_king_of_the_Amalekites

Иисус и спящие апостолы.

Hortus_Deliciarum,_Jesus_und_die_schlafenden_Apostel_am_Ölberg

Вавилонская блудница.

Herrad_von_Landsberg_whore_babylon

Но нас интересует иллюстрация семи свободных искусств.

Hortus_Deliciarum,_Die_Philosophie_mit_den_sieben_freien_Künsten

Женщины, олицетворяющие искусства, изображены со стандартными артибутами: у Музыки - инструменты, у Грамматики - розги, у Геометрии - циркуль, итд. Особое внимание обратим на аллегорию Арифметики.

Hortus_Deliciarum_-_Arithmetik

Она держит в руках арифметическую веревку. Так называли известную ещё со времён Древнего Египта веревку, на которой были завязаны узелки на равном расстоянии. С помощью такой веревки можно было учиться складывать и вычитать, а также собирать из нее треугольники.

triangle

Более того, эту веревку можно было выложить змейкой. Это было похоже на клеточки, так учили умножение.

"Сад утех" переписывали много раз. Как ни пафосно это звучит, но книга Геррады Ландсбергской сохранила свет знаний для многих людей, живших в тёмные времена. Но и это не всё. Геррада записала в книге и музыку тоже. Это один из первых источников полифонической музыки. Любопытно, что музыка из "Сада утех" легче и приятнее других музыкальных произведений того времени.



Вот так выглядит памятник этой великой женщине в Гогенбургском монастыре. В руках у нее посох аббатисы и книга. Мы знаем, какая.

Mont_Sainte-Odile_BW_6
me

Miserere

Волшебная музыка Грегорио Аллегри "Miserere" исполнялась только в Сикстинской капелле, а ее ноты держали в тайне. По легенде в 1771 году юный Моцарт услышал Miserere и записал все ноты по памяти. Но это легенда, а действительность гораздо забавнее.

Мало кого может оставить равнодушным верхнее до "Miserere" и украшения вокруг него. На этой записи первый раз их слышно примерно через полторы минуты после начала.



В XIX веке один издатель печатал ноты "Miserere", собирая их на основе нескольких авторизованных источников. У самого впечатляющего пассажа был самый надежный источник - Феликс Мендельсон. Великий композитор записал ноты по слуху в Сикстинской капелле. Проблема была в том, что в Сикстинской капелле традиционно строили музыку на терцию или кварту выше, чем принято. А издатель не обратил внимания на сдвиг, на другую тональность и тупо отправил пассаж в печать. И нелепая опечатка дала миру эту невероятно трогательную музыку.
me

Похоронный блюз

В фильме "Четыре свадьбы и одни похороны" есть эпизод, где герой на похоронах читает стихотворение великого Уистена Хью Одена "Похоронный блюз". После фильма это стихотворение стало очень популярным. Вот неплохой перевод Иосифа Бродского

Часы останови, забудь про телефон
И бобику дай кость, чтобы не тявкал он.
Накрой чехлом рояль; под барабана дробь
и всхлипыванья пусть теперь выносят гроб.

Пускай аэроплан, свой объясняя вой,
начертит в небесах «он мёртв» над головой,
и лебедь в бабочку из крепа спрячет грусть,
регулировщики – в перчатках чёрных пусть.

Он был мой Север, Юг, мой Запад, мой Восток,
мой шестидневный труд, мой выходной восторг,
слова и их мотив, местоимений сплав.
Любви, считал я, нет конца. Я был неправ.

Созвездья погаси и больше не смотри
вверх. Упакуй луну и солнце разбери,
слей в чашку океан, лес чисто подмети.
Отныне ничего в них больше не найти.

Мне всегда казалось, что в тексте слишком много пафоса, и это нехарактерно для Одена. Дробь барабана, аэроплан с надписью в небе и постовые в перчатках как-то не вязались у меня с личными переживаниями.

Оказалось, что Оден в 30-е сотрудничал с Бриттеном и писал тексты песен на музыку Бриттена для одного спектакля. Песни эти были депрессивными песнями варьете. И первые две строфы "Похоронного блюза" это первые строфы одной из этих кафешантанных песен. Более того, эта песня была сатирой на смерть политика. Меньше пафоса, господа!

me

Щегол

В пыльной кофейне глаз в полумраке кепки
привыкает к нимфам плафона, к амурам, к лепке;
ощущая нехватку в терцинах, в клетке
дряхлый щегол выводит свои коленца.
Солнечный луч, разбившийся о дворец, о
купол собора, в котором лежит Лоренцо,
проникает сквозь штору и согревает вены
грязного мрамора, кадку с цветком вербены;
и щегол разливается в центре проволочной Равенны.
Бродский, «Декабрь во Флоренции»

В Европе во времена раннего Возрождения была хорошо известна легенда о том, что у щегла красное пятнышко на голове потому что щегол вытащил иглу из тернового венка Христа, и капля крови попала на птицу. Вероятно легенда возникла оттого, что у щеглов действительно есть красное пятнышко на голове и они питаются семенами терновника.

Как минимум с XIV века младенца Христа изображают со щеглом в руке.

Taddeo_Gaddi_Madonna_in_trono_col_Bambino_angeli_e_sante

Самые известные такие изображения это, конечно же, «Мадонна Литта» Леонардо

Leonardo_da_Vinci_-_Madonna_Litta_small

и «Мадонна со шеглом» Рафаэля.

Raffaello_Sanzio_-_Madonna_del_Cardellino_small

Вероятнее всего, русская икона Богоматерь Голубицкая, в 1393 году привезённая с Афона, изначально изображала щегла, но его просто перепутали с голубем - вполне уместным символом Святого Духа.

Golubitskaya_icon

Пение щегла мастерски имитирует Вивальди в концерте для флейты «Щегол».


Душа, каких похвал еще тебе, ворожее?
Ликуй: все обошлось примерно так, как ты рекла.
Всерьез на этот раз я превозмог небытие,
Воскрес, уехал вдаль, построил дом, завел щегла.

Он мал, неискушен, и разучил пока всего
Семь нот... Но две из них он перенял у соловья.
Когда и упрекну кого-нибудь, то не его:
Он пленник, он певец. Совсем как ты, душа моя,
душа моя, душа моя...

me

Wise men say

Жан-Поль Эжид Мартини был придворным композитором, отвечавшим за церковную музыку при дворе Людовика Шестнадцатого. От революции композитор сбежал, но после вернулся в Париж, и писал музыку для Наполеона. После реставрации Мартини написал неплохой Реквием по Людовику и Марии-Антуанетте, исполнил его в 1816 году в королевской усыпальнице в Сен-Дени и через месяц умер.

Так он и канул неприметным, так он и сгинул - ни при чём, но полтора века спустя одному талантливому американцу попался романсик Мартини на слащавые посредственнуе стихи.



Слова заменили на не менее приторные, а очаровательную мелодию оставили как есть. И к песне в исполнении Элвиса пришла заслуженная слава и всемирная любовь.



А Реквием Мартини местами весьма неплох.
me

парижское

Не откажите себе в удовольствии - включите музыку и убедитесь, что в изяществе и лёгкости она не уступает ранней моцартовской.



У автора музыки исключительно любопытная биография. Родители привезли его в Париж в семилетнем возрасте. Там он получил хорошее образование и проявил гениальные способности в музыке и в фехтовании. К 15 годам он превзошёл лучших парижских фехтовальщиков, а в 17 победил заезжего знаменитого мастера, который осмелился его дразнить. А повод дразнить был...

Не меньшими были его успехи и в музыке. Он был виртуозом-скрипачом, и для него писали музыку лучшие композиторы Франции. Её Величество королева Мария-Антуанетта приглашала его в свой музыкальный салон для избранных, где играла с ним дуэтом. Парижский оркестр, где он был солистом и дирижёром, заказал Гайдну симфонии, которые поэтому и называются «Парижскими». А та из них, на которой присутствовала Мария-Антуанетта, получила название «Королева». У Её Величества вообще была привычка призжать на выступления его оркестра без приглашения, поэтому музыканты всегда выступали в парадных костюмах. Он писал отличную музыку, а его опера на либретто Шодерло де Лакло пользовалась успехом. И на должность директора парижской Оперы он был первым кандидатом, но примадонны театра были против. У них тоже был повод...

И тогда он начал дипломатическую карьеру у герцога Орлеанского. Часто бывал в Лондоне, где выполнял особые поручения, а заодно давал концерты и устраивал показательные фехтовальные выступления. На одном из них против него вышел уже немолодой шевалье д'Эон. Тот самый знаменитый фехтовальщик и шпион, который стал носить женскую одежду. И на спарринг д'Эон вышел, вернее, вышла в широком женском платье. И даже провела один успешный выпад.

Saint-Georges_D'Eon_Robineau

В Лондоне на него однажды напали вооружённые бандиты, для которых это кончилось печально. А ещё Матер Браун, лучший портретист Лондона, написал его портрет. «Похож?» - спросила у него жена фехтовального мастера, у которого он останавливался. Он ответил: «Увы, мадам. Ужасно похож...»

А потом началась Великая Французская Революция, и он начал военную карьеру. Но не пора ли представить нашего героя? Итак, знакомьтесь: Жозеф Булонь. В какой-то момент он купил себе титул и стал именоваться шевалье де Сен-Жорж. Его отец был плантатором в Гваделупе, а матерью - рабыня-негритянка. И это было очень заметно.

Chevalier_de_Saint-Georges

Но революция отменила расизм и создала полк для негров и мулатов. А шевалье де Сен-Жорж стал полковником. Под его началом дослужился до бригадира другой мулат - отец Александра Дюма, в нескольких романах которого шевалье де Сен-Жорж стал одним из персонажей. В этот полк стекались цветные со всей Франции.

Но кроме свободы революция принесла и террор. Де Сен-Жорж угодил в тюрьму, где едва избежал гильотины. Когда его выпустили, должность полковника ему вернуть не удалось, и он отправился с французской военной экспедицией в Сан-Доминго, чтобы освободить чёрных рабов и принести им либертэ-эгалитэ-фратернитэ. Разом освобождённые рабы устроили гражданскую войну и жестокую резню между неграми и мулатами - настолько массовую, что не хватило огнестрельного оружия, и эту войну назвали «Войной ножей».

А шевалье де Сен-Жорж чудом уцелел и вернулся в Париж, где заболел и умер. В последние годы часто исполняют и записывают его очаровательную музыку. И называют чёрным Моцартом.
me

искра

Вот гением он не был... Вундеркиндом - был, да ещё таким, что Моцарт, услышав как он играет в восемь лет, поселил его у себя и два года бесплатно учил музыке. Когда ему было двенадцать, Гайдн написал для него сонату, а услышав его исполнение, подарил ему золотую гинею. Позже он будет учиться у Гайдна вместе с Бетховеном, но гораздо усерднее. А ещё позже - сменит Гайдна на должности придворного композитора князей Эстерхази. Потом он переберётся в Веймар, где станет близким другом Гёте и устроит там один из музыкальных центров Европы. Он выпустит успешный учебник игры на рояле, и обучит этому Черни, который сбежит к нему от Бетховена. Даст несколько уроков юному Мендельсону. Шуберт посвятит ему три сонаты.

Но при этом у него никогда не будет той гениальности, той божьей искры, которая коснулась его учителей, друзей и учеников. И он канет в Лету, а помнить о нём будут только профессиональные музыканты, да и то не все.

По иронии судьбы, его жену, Элизабет Рёкел (в девичестве), знают все любители музыки. Она в юности была в тёплых отношениях с Бетховеном, и когда она уехала из Вены, Бетховен написал ей багатель. Дело в том, что Элизабет Рёкел близкие друзья называли Элизой...

elise